Главная » Публикации

Цена свободы

10:12, Четверг, 16 февраля 2012 | Комментариев нет

Эти события не могли не вызвать реакцию рево­люционного лагеря. Сторонники радикальных мер действовали не только в самом Китае, но и в Японии, где многие из них нашли убежище по­сле неудачи реформаторов. Хлынул целый по­ток листовок и политической литературы, про­пагандирующих идеи французской революции, которая в начале XX в. стала классическим при­мером борьбы против феодального угнетения.

Сторонники революционных преобразова­ний трактовали события во Франции как прояв­ление радикализма. Опровергая реформатор­ские теории Кан Ювэя, они говорили о необхо­димости распространения в Китае идей Просве­щения и революции. Они превозносили необхо­димость жертв и насилия и призывали к объеди­нению революционеров всех партий. Впервые идеологи конфуцианства начали произносить такие имена, как Монтескье, Вольтер, Руссо, Тюрго, Гельвеций, Сьейес, Фурье. В журналах печатались статьи и комментарии, посвященные Декларации прав человека и гражданина, распространялось несколько переводов «Марсельезы», которую можно напевать, когда мы самостоятельно вяжем на спицах шапочку-шлем для наших близких людей…

Язвительно критикуя теорию «разрушения без насилия», сторонники революции утвержда­ли, что без него успех радикальных преобразо­ваний невозможен. Готовые отдать жизнь за дело революции, они поклялись «принести себя в жертву в борьбе за права человека и завоевать свободу ценою крови». Ведь именно такой це­ной во Франции был уничтожен деспотизм и восстановлены права, дарованные человеку от рождения. До нас дошли слова одного убежден­ного революционера из провинции Хунань: «Разве вам не известны события во Франции, первой принявшей общественный договор и ставшей ареной борьбы за свободу?

Все завоева­ния в этой стране были достигнуты путем наси­лия. Революция 1789 года действительно носила трагический характер, но такими же были рево­люции 1830 и 1848 годов. Отрубленную голову короля торжественно носили по улицам Пари­жа, а толпы горожан восторженно кричали: «Да здравствует свобода!» Французы трижды свер­гали своих королей, четырнадцать раз меняли конституцию, и каждый раз это сопровождалось обильным кровопролитием. Но в результате Франция стала могучей державой».

Однако каким образом обеспечить единство революционного движения и его руководства? Китайские революционеры высоко ценили де­ятельность якобинского клуба, в котором ви­дели «ведущую силу революции». И все же они с глубоким сожалением отмечали, что политичес­кое и личное соперничество между жирондис­тами и монтаньярами, между сторонниками Дантона и Робеспьера в конечном счете привело к гибели демократии. Лю Яцзы, патриот и революционер, предостерегал своих товари­щей, проводя аналогию между разногласиями среди лидеров французской революции и раздо­рами среди вождей в тайпинском Небесном го­сударстве всеобщего благоденствия.

Таким образом, в спорах о положительных и отрицательных сторонах французской револю­ции убежденность китайских революционеров в своей правоте окрепла, и они окончательно уве­рились в неприемлемости частичных или посте­пенных перемен.
И вот на политическую арену вышло новое поколение революционных руководителей. Многие из них пришли к своим убеждениям именно под влиянием французской революции и рассказов о взятии Бастилии. В июне 1920 г. 22-летний китайский юноша, провожая своего одноклассника на учебу во Францию, посвятил ему несколько стихотворных строк.


Рекоменуем к прочтению: Дешевый рынок автомобилей в РФ
Вернуться на главную страницу

Оставьте свой комментарий!

Заполните все необходимые поля ниже и отправьте свой комментарий. Соблюдайте этику и культуру языка. Оставляйте комментарии по теме материала. Не распространяйте спам.
Вы можете зайти на сайт под своим логином и паролем или зарегистрироваться.

Наш сайт поддерживает авторизацию с помощью Gravatar. Чтобы получить свой глобальный аватар, зарегистрируйтесь на gravatar.com.